Она передвигалась еле-еле...


Она передвигалась еле-еле,



И как ещё душа держалась в теле?



Хозяин, чтоб от мук освободить,



Решил свою собаку утопить.



С большим трудом старушка в лодку села



И преданно ему в глаза глядела.



Булыжник в сетке за бортом висел,



А он петлю на шею ей надел.



Хозяин помнил, как она, бывало,



За палкой в воду радостно ныряла,



И вот сейчас, как бы играя с ней,



Он бросил палку, дав команду ей.



На миг она о старости забыла,



И бросилась за борт, что было силы,



Но лодка неожиданно в тот миг



Перевернулась под истошный крик.



Хозяин стал тонуть в шуге весенней,



Хоть было и не сильное теченье,



Но судорогой тело всё свело,



А тут ещё воронка, как назло.



Собака, чья петля в одну минуту



Каким-то соскользнула с шеи чудом,



Отважно тявкнув, ринулась нырять



И своего хозяина спасать.



На берегу вдвоём они лежали



И на ветру от холода дрожали,



А после, отдышавшись кое-как,



Он нёс свою собаку на руках.



С пословицей «Не рой другому яму…»



Ухаживал за ней до смерти самой.



И как-то раз нашёл её в кустах



С застывшей благодарностью в глазах…

7 декабря, 2011 г.